Рейтинг политтехнологов:
кто есть кто на самом деле

Сурков, Володин и Кириенко сотрудничают с политтехнологами из рейтинга
Бывшие и нынешний администраторы политических процессов в России (слева направо): В.Володин, С.Кириенко, В.Сурков
В реальной жизни мы ежедневно сталкиваемся с десятками различных рейтингов. Вот рейтинг интернет-магазинов на основании тысяч отзывов
покупателей, а вот — чарт исполнителей популярной музыки. Всевозможные
рейтинги и системы отзывов плотно вошли в нашу жизнь, помогая делать разумный выбор. Но может ли в принципе существовать объективный рейтинг политтехнологов? Ведь речь идет о попытке оценить «влияние» игроков властного закулисья, чья работа обычно не терпит широкой публичности.

Кого на самом деле рейтингует «Общая газета»?
Рейтинг политтехнологов «Лучшие политтехнологи России. ТОП-20» по версии «Общей газеты» до 2022 года являлся, пожалуй, самым раскрученным и известным. Без малого 15 лет составители рейтинга ранжировали и публиковали некий список фамилий на основании «опроса 100 действующих политиков, депутатов, политтехнологов, политологов, журналистов». Методика оценки в 2017 году даже была усовершенствована, а работа над рейтингом силами журналистов продолжалась в течение всего года. Так, к прежней сотне оценивающих были добавлены еще 150 экспертов, которые также получили анкету с перечнем номинантов.

Казалось бы, столь серьезный подход гарантирует, что рейтинг «политтехнологов Кремля» составлен добросовестно и корректно. Но при более пристальном рассмотрении в нем легко обнаруживаются обескураживающие закономерности:

  • Ведущий составитель рейтинга политтехнологов «Общей газеты» сам является его постоянным призером.
  • Все позиции заняты московскими 45-70-летними политтехнологами, которые работали в недрах Администрации Президента, ЦИК «Единой России» или околокремлевских экспертных структурах.
  • Некоторые из тех, кто из года в год числится в рейтинге политтехнологов, давно отошли от оперативного управления избирательными кампаниями и проектами. То есть стали чиновниками или перешли в разряд операторов крупных политических и предвыборных заказов, которые, в свою очередь, передают на субподряд менее раскрученным коллегам и их командам.

Судя по всему, рейтинг политтехнологов далеко не так объективен как может показаться на первый взгляд.
Даже при беглом анализе становится понятно, что все заявленные в проекте «Общей газеты» люди вращаются в одном круге общения, поддерживают дружеские отношения, связаны едиными деловыми интересами. Многие из них являются активными комментаторами новостной повестки в СМИ, издателями различного рода аналитических продуктов, завсегдатаями профессиональных мероприятий.
Рейтинг «Лучшие политтехнологи России»: pro et contra
Итак, рейтинг составлен. В 2017 его возглавил уважаемый глава Фонда развития
гражданского общества Константин Костин. В начале 2022 снова он же. Закрадывается шальная мысль, что рейтинг лучших политтехнологов – это ни что иное как объединение двадцати талантливых московских пиарщиков, договорившихся лоббировать свои интересы на рынке услуг и манипулировать мнением широкого круга потенциальных клиентов. Иначе говоря, вступивших в своеобразный сговор ради обоюдного блага. Согласитесь, классная идея!

Надо отдать должное, рейтинг политтехнологов России действительно содержит фамилии нескольких реальных специалистов по выборам. Они владеют
прикладными технологиями избирательных кампаний и имеют немалый практический опыт. Однако такие критерии включения в ТОП-20 лучших в своей профессии как медийность, известность, упоминаемость персоны или близость
к кремлевским кабинетам навряд ли могут являться вескими гарантиями эффективности и результативности конкретного политтехнолога в реальной ситуации предвыборной борьбы.

Стоит ли верить рейтингу топ-политтехнологов или все-таки нет? Как сказал мудрец, каждый решает сам, что он считает истиной.

Рейтинги «Новых известий» и АПЭК

Конец 2022 года оказался богат еще на два абсолютно новых рейтинга политтехнологов и политконсультантов. Один из них был подготовлен изданием «Новые известия». Другой – аналитиками Агентства политических и экономических коммуникаций под руководством Дмитрия Орлова.

Рейтинг «Новых известий» после серьезных дискуссий был спозиционирован в информационном поле, прежде всего, как «рейтинг репутаций». Причина в том, что в едином шорт-листе оказались как собственно политтехнологи, так и интернет-технологи, сотрудники прокремлевских АНО и даже специалисты по ораторскому мастерству.

Рейтинг АПЭК оказался более взвешенным по составу персон, хотя и в нем оказались представлены не только собственно политтехнологи, но также политологи-комментаторы новостной повестки, медиатехнологи и даже гуру консалтингового цеха, уже давно отошедшие от дел.

Почему влиятельные чиновники, медийщики и SMM-менеджеры тоже хотят попасть в рейтинг политтехнологов?

Считается, что впервые в России термин «политтехнолог» был использован журналистами «Независимой газеты» в 1996 году. С тех пор попасть в касту политтехнологов, якобы тайно управляющих политическими процессами и оказывающих серьезное влияние на заявления и действия представителей власти, стало очень престижно. «Политтехнологами» по умолчанию становились сотрудники президентской и региональной администраций, руководители внутриполитических блоков и информационных департаментов, а нередко – и пресс-секретари губернаторов и мэров.

В конце 90-х среди политтехнологов попадались и сотрудники силовых ведомств, и вчерашние студенты, и общественные деятели, и откровенные шарлатаны с улицы.

Сегодня успешные пиарщики, высокопоставленные чиновники, влиятельные джиарщики, собственники крупных PR-агентств, опытные медиаменеджеры, сотрудники околокремлевских think-tank и просто участники политических шоу на ТВ продолжают, прямо или косвенно, оказывать влияние на составителей рейтингов политтехнологов. Поверьте, никто из них не хочет оказаться за бортом очередного ТОП-20 или ТОП-50. Это словно вычеркнуть себя из сонма «избранных».

Соответственно, составители рейтингов политтехнологов и политконсультантов вынуждены внимательно «держать нос по ветру». Нельзя обидеть своих нынешних и будущих заказчиков, деловых партнеров, лоббистов и лиц, принимающих решения.

Предвосхищая вопрос «а как тогда правильно?», мой здравый смысл и многолетняя практика взаимодействия с различными игроками этого рынка считают достаточно корректной следующую классификацию:

«Гуру»
Признанные ТОПы цеха политконсультантов и политических технологов по совокупности заслуг, вне зависимости от их нынешнего положения на рынке. «Иконы стиля».

«Руководители политических кампаний»
Политические продюсеры, которые из года в год получают наиболее крупные политические заказы и, фактически, контролируют рынок федеральных и крупных региональных избирательных кампаний в России. Осуществляют стратегическое управление политическими проектами.

«Политконсультанты»
Идеологи, политические советники, консультанты, политологи, «консильери» и смежные специалисты, которые оказывают значительное влияние на принятие решений властью, как во время избирательных кампаний, так и между ними.

«Политтехнологи»
Специалисты универсальных компетенций, способные эффективно коммуницировать с чиновниками, уметь разрабатывать стратегию, корректно «читать» социологию, нанимать сотрудников штаба и управлять ими, ставить ежедневные задачи и контролировать выполнение плана-графика, писать тексты, делать АПМ, разбираться в медиа, уметь в риски, в антикризис и новые идеи, а еще — в разборки в кабинетах власти, в интернет, в мобилизацию, в подсчет, в ДЭГ и пр. Этакие профи 20-в-1, которые если не досконально разбираются по всем направлениям предвыборной кампании, то достаточно глубоко понимают нюансы по каждому из них. Мастера на все руки. Способны высадиться в любом регионе на полгода и осуществлять тактическое (оперативное) управление политическими проектами и выборами.

«Административные технологи»
Чиновники в статусах не ниже сотрудника АП, «политического» вице-губернатора или руководителя регионального внутрипола (и де-факто приравненные к ним сотрудники околокремлевских АНО).

«Партийные администраторы»
Те же чиновники, что и строкой выше, только в партийной вертикали.

«Партийные технологи»
Универсалы-политтехнологи, перешедшие с вольных хлебов на постоянную работу в партийные структуры.

«Медиатехнологи»
Специалисты с «заточенными» компетенциями в медиасфере (например, способность к пересборке региональных медиаблоков, умение в эффективные тиражи и распространение сигнала, новые медиапродукты и форматы, контакты с журналистами и пр).

«Интернет-технологи»
Специалисты с компетенциями в интернет-продвижении политического контент (паблики, мессенджеры, посевы, боты, контент, охваты, ERR и прочее).

«Полевые технологи»
Специалисты с компетенциями в организации и контроле человеческого ресурса (агитаторы, пикетчики, почтальоны, группы зачистки, слухмейкеры, боёвки и т.д.)

«Электоральные юристы»
Юристы со знанием избирательного законодательства и всяческих нетривиальных практик в электоральной сфере.

При этом столь разные специалисты почему-то хотят оказаться вперемешку именно в «рейтинге политтехнологов». И, кажется, выше мы выяснили почему.

В порядке эксперимента я бы с любопытством посмотрел как руководитель центра управления регионом, чиновник внутрипола или рафинированный политолог самостоятельно организуют избирательную кампанию «под ключ» — с нуля, в незнакомом регионе, без наработанного опыта, без чинопочитания, в конфликтах с местными элитами, внутривидовой войне всех против всех — и без секретарши с личным водителем.

© 1998 — 2023
«Новые известия»: рейтинг «Лучшие политтехнологи России». Топ политтехнологов Кремля по версии «Общей газеты» — Политтехнолог.ру